НА УГЛУ КРУТОЙ УЛИЦЫ





Рейтинг@Mail.ru

МАЙН КАЙФ
(На углу крутой улицы возвращаются)

Цирк «Психодилли», 1995 г.

Лист #1 (абсолютно черный)
Ремарка: в зрительном зале погас свет.
Далее на экране появляется слабый голубоватый (по желанию коричневатый) свет и голос за кадром произносит: - Кинокомпания "Русское месиво" предлагает вашему вниманию новый фильм всемирно известного режиссера... - ...Андрея Мухоморо-Скончаловского... ...В зале слышны крики: "Андрюха! Смотри-ка, а пока не отъехал - тихий был, а щас в Голливуде, кранты!"
- ...НА УГЛУ КРУТОЙ УЛИЦЫ - 3.

Лист #2. Заставка.
"Рашен МИКС"
Красивая заставка постепенно гаснет.
Начинается собственно кино.
С первых же кадров видно, что копия ужасная.

Лист #3. Заставка.
Икстлан продакшн совместно с Сонора видео
при попустительстве Метро Голдвин Майер...

... ПРЕДСТАВЛЯЕТ.
Гнусавый и картавый голос за кадром, заикаясь, зачитывает названия студий. Дойдя до слова "представляет", переводчик со смаком чихает и отчетливо произносит: "боже мой". Пробегают имена и фамилии продюсеров, режиссера и сценариста. Заика по слогам зачитывает:
- Эндрю Машиморо Скончилини...
Имена он произносит в два приема, фамилии в три, добиваясь при этом немалого эффекта.
- Продюсеры Кевин Скоснер иии Джерри Сахаревич...
- Сценарий ...
Всего встречаются две или три точно английские фамилии (осветитель и звукооператор).
- Композитор Еган Шибастьян Прибабах...
Дело доходит до ролей...
- Арон Шварцнегель...

...В ФИЛЬМЕ :

НА УГЛУ КРУТОЙ УЛИЦЫ - 3

(На углу крутой улицы возвращаются)

На этом заика выдавливает "...и другие" и замолкает. Звучит увертюра. Сквозь кроваво-красные надписи проступают первые кадры. Изображение черно-белое с сильным коричневым оттенком.
В зале слышится свист. Изображение краснеет. На экране виден закат солнца над пустырем. Судя по рядам горящих мусорных баков (увертюра чихает), пустырь находится в черте большого города.
Через пустырь крадучись движется небольшая группа прихипованных молодых людей - студентов. Становится видна цель их путешествия - ночной киоск, торгующий спиртным и презервативами.
Слышны голоса. Переводчик путанно переводит: "Сколько брать? Одну или две. Бери одну, в прошлый раз три взяли, две осталось."
Слышна тревожащая душу музыка. Вид пустыря сменяется зрелищем обсаженной тополями панельной многоэтажки. Невесть откуда взявшийся голос поет:
- Он э дак десет хауэй кул винд ин май хэер...
Внизу бегут субтитры по-арабски. Крупным планом балкон. На нем звезда Голливуда - Арон Шварцнегель глушит коричневатую жидкость из граненого стакана.
За кадром слышатся посторонние звуки, глубокий вздох, бульканье и звон стаканов, затем знакомый простуженный голос безо всяких дефектов речи произносит вполне отчетливо: "Ну, с богом."
Сразу же после этого голос преводчика, гнусавя и заикаясь, картавя при этом, начинает переводить песню, иногда гекзаметром, неожиданно попадая в рифму. В зале возникает легкое волнение.
Шуршит одежда, трещат молнии. Наконец с искрами несколько раз щелкает зажигалка и экран слегка мутнеет от дымков. В зале разгорается пара кроваво-красных глазков. Кто-то вдруг встревоженно и шумно принюхивается.
Слегка уходит фокус, зато цвета приобретают насыщенность, звуки глохнут, но наконец прямо в головах раздается голос Переводчика.

...ДОНОСИТСЯ ЗВУК ТЕЛЕВИЗОРА.


...Нэ так всо это было. Савсэм нэ так...

1. Веселые картинки.


Наши дни. Хроника.
...АВТОР (один из) Цирка "Психодилли" стоит с товарищем на остановке. Широка уральская степь. Конец дня. Жара. Пиво.
АВТОР: - ...И вот, году в 60-том, шлялись по пустыням Аризоны два придурка из студентов - Билл и Карлос. Что они там ловили? Я так понимаю, хотели по пейоту приколоться. Обчитались Хаксли, понимаешь. Хотя Карлос в мемуарах оправдывается. Дескать, отчет о диких травах собирал, пустынными индейцами любимых. Статью хотелось написать в журнал, а там и диссертацию, вестимо. Прогресс науки двигать взад-вперед никак нельзя без кактуса пейот.
Так о чем это я? Ах да, о розовых слонах! Так вот, спотыкается как-то папа Карлос на остановке о старичка странного, злобного. Сидел тот себе тихо, провокаций не устраивал. Но указал товарищ Билл и заявил, будто старик тот - ерберо. В плане, много о травках знает, о пейоте-кактусе да о дурмане-корне. И вот Карлос на мягких лапах подкатывает к старичку со словами тактичными, дескать, давай дружить, кабальеро, вы мне про траву расскажете, да и я вам тоже. Я ж никто иной, как Самый Крупный Специалист По Пейоту И Травам Разным. На старика это драматическое вступление не оказало. Деревенщина, подумал Карлос. Ну что он на меня так уставился? Но старик молчал и смотрел в правый глаз. Замолк тут Карлос, аргументы свои поисчерпал. А старик помолчал-помолчал, да и уехал, а, прощаясь, заходить к себе приглашал.
И что же ты думаешь, Карлос, щелкнув хвостом, идет себе читать про пейот в блюбляотеку? Фигвам! Всего через несколько месяцев он тащится, как угорелый, в эту самую Аризону, и там, потратив кучу баксов, находит-таки того деда, несмотря на помощь населения.
В общем...
ТОВАРИЩ (толкает АВТОРА в бок): Э! Слухай сюды. Видишь - дед сидит на скамейке? Так вот: это и есть тот самый мужик, про которого я рассказывал.
АВТОР: Знахарь, что ли? А выглядит - совсем как настоящий.
ТОВАРИЩ: Местные про него ничего не говорят - уважают. Но я слыхал, что он - жуткий знаток всяких там мухоморов и прочих поганок. Как его? Иван Петрович? Петр Иваныч? Ну да фиг с ним.
Поднимается. Подходит к СТАРИКУ.
ТОВАРИЩ: Иван-как-вас-там-по-батюшке...Это мой друг такой-то. Он как раз пишет статью для ботанического журнала, и он хотел узнать, как вы разбираетесь во всех этих поганках... Ну там... Волчьих ягодах...
СТАРИК молчит.
ТОВАРИЩ: Не понимает... (АВТОРУ) По татарски сказать, что ли? Может, он только местного языка знает? Автоген-батыр, старик, екарныбабай шайтан арба... Фу ты, черт, загнался...
Подходит АВТОР.
АВТОР: Мой друг забыл, что он не говорит по татарски.
СТАРИК: Меня звать Иван Митричем, а тебя как?
АВТОР: А меня зовут Кое-Кто (К.К), и я Оттудова.
СТАРИК: Так ты хотел узнать про мухоморы? Полная лажа это, мужик. Нечего про них рассказывать. Ну, собираешь там, варишь-сушишь, а после жрешь так либо забиваешь. Да тебе все это нафиг не нужно.
АВТОР: Ну нет, Борис, тут ты не прав. Вот я ученый, много лет учился в школе, тоже знаю про всякие там травки-грибочки. Ты мне не гони тут. А лучше давай-ка соберемся на сейшне, и ты мне расскажешь чего-нибудь. Да я и сам тебе расскажу. Про травку-та.
СТАРИК глядит на АВТОРА. Тот застывает на месте.
СТАРИК: В советской, небось, школе учился-то? Про травку? Зелен ты еще, брат. Ну ладно. Заходи как-нибудь ко мне на фазенду, потолкуем. Насчет травки.
Подходит автобус. СТАРИК уезжает.
АВТОР: Во дает дед! Как посмотрел на меня! Я чуть не облажался. Ох, посещу. Эй, товарищ, ты хоть адреса-то знаешь того старичка?
ТОВАРИЩ: Какого старичка?

2. Не пей бензину, Иванушка - бгоневичком станешь.


И вот как-то раз в четверг приезжает Карлос к дому дон Иван Митрича... Тьфу ты, е! Хуана Матуса! Приезжает и задает тому каверзный вопрос:
- Дон Хуан, как ты звал мать твою?
- Ты что, антрополог?
- Да, вот справка.
- Ладно, проехали. Я тут тебя курил.
- Ты меня чего?!
- Шутка! Кергуду. Пошли вон лучше прошвырнемся по пэйзажу. Тут у нас одна стрелка намечена.
- С кем это?!
- С кем-с кем. Ясно дело с кем. С силой!
- Э-э, дон Хуан... Я это, как-то... В общем, похилял я отсюда...
- Не стремайся, пипл! Просил о пейоте учить - так учись.
В облачке над головой Карлоса проносится:
( ...Ну все, спятил старик. Щас раз-два - санитары набегут, и на)
(АМЗ, на АМЗ... О пейоте учиться... В одной палате с Кашпиров-)
(ским да простой Марией... Кой черт я сюда поперся? Вот и Билл)
(говорил- не ходи ты к нему, надует... Странный он, дескать, по)
(четвергам не в себе, да и по субботам тоже...А может, это глюк?)
Но глюк оказался на редкость устойчив. Старик не проходил. Более того - ухмылялся.И пришлось Карлосу шляться с доном Хуаном по диким местам в высоких горах. Карлос периодически допекал старика нытьем о разбитых ногах. Дескать. хвост мерзнет, нос мерзнет, лапу отдавили, и вообще, расскажи про пейот, чо ты как этот... Дон Хуан же ботву всякую порол и пургу гнал, чем сильно шугал Карлоса. К примеру:
Картинка: идет дон Хуан, за ним - строевым шагом - Кастанеда, повторяющий:
- К психиатру, к психиатру...
Дон Хуан оборачивается.
ДОН ХУАН: А знаешь ли ты, чувак, что человек - существо психоделистическое?
КАРЛОС: Да ну?!
ДОН ХУАН: Да-а-а, вот так-то.
В небе пролетает ИНДЕЙСКИЙ МАГ. Завидев такие дела, КАРЛОС спотыкается и падает в кактусы. Слышны крики: "...Маттьь!!!"
ДОН ХУАН: Видишь? Мир со мной согласен.
КАРЛОС: Да не имеют ли меня здесь?!
ДОН ХУАН (с обеззараживающей улыбкой): Ты прав, тебя
имеют. Так вот, смотри сюды. Одним глазом ты видишь одно, другим
- другое. В одно ухо к тебе влетает, из другого - вылетает. В одной руке ты держишь рюмку, в другой, допустим, закусь. Ведь так ведь? А потому в произвольный момент ты можешь взять и улететь нафиг.
В небе пролетает СОВЕТСКИЙ САМОЛЕТ. Сбрасывает ядрену бомбу. Взрыв. Темнота. Торжествующий голос ДОНА ХУАНА:
- А я что говорю, а?!

ДОНОСИТСЯ ЗВУК ТЕЛЕВИЗОРА...


И пошел Карлос к дону Хуану в ученье. И все про главное, про пейот насущный его допытывал. А тот ему:
- Молод ты, тэсезеть, про пейот-то знать. У тебя еще все спереди.
Но Карлитос не унялся: расскажи да покажи, научи уму-маразуму. А дон Хуан ему:
- Ты ж не индеец, начерта тебе пейот? Аль худова удумал?!
Тут Кастанеда божится:
- Зуб на рельсы, старик, счастья человечьего радею!
- Шут с тобой, - говорит дон Хуан. - Но ты вот у сердца своего спроси. Уже не верится мне, что ты, такой молодой, богатый да красивый, и про наш кактус знать хочешь.
Дон Хуан поднимается и начинает шарить по рамаде. Кастанеда (с любопытством):
- Что ты там ищешь, дон Хуан? Вставную челюсть?
- Дура, дура! - кричит дон Хуан, хлопая ладонью по лбу. - Ты вот иди сюда, да найди то-не-знаю-что. А ежели нагнуть меня удумал, так не обольщайся - я-то знаю, где твое то-не-знаю-что находится.
Ну и стал Карлос на веранде ЭТО искать. Там посидел, здесь поискал. ЭТО не находилось. Уже хотел Карлос-оглы заявить: "Киш мири ин тухес унд зай гезунд!", но не мог он признать, что так накололся. Стал ползком по рамаде перемещаться. Передвинется, глаза скосит, передвинется - скосит. И вдруг чует - вроде как на одном месте подкашивает его. Ну и давай на ем сидеть. Чуть не кончился, пока сидел. Не, говорит, видать, не-то-не-знаю-что нашел. Дальше искую. Ползал, ползал, да и закемарил. Наутро просыпается от крика:
- Нашел! Нашел!
Дед бежит, в щеки целует.
- Нашел ты, - кричит, - место счастья своего. Тако же и силы своей место!
И пошли они, и пошли, и куда не пойдут - всюду места силы находят. На вкус, на цвет, на товарищей нет, а инда и на запах.

3. Хуанизм-Нагвализм.

...И тогда мы сказали: "Fuck! Fuck!" А мы-то думали! А оно оказалось! Куда уж там "эмиссарам тибетских махатм"! Как сказал один товарищ по другому поводу, "Цепляет покруче косяка!" Но неисповедимы пути знания (индейцев Яки особенно). Много полезных, нужных сведений получил Карлос от дона Хуана, шляясь по горам, по долам, (по цехам...) И что родился тот в 1890 году, и что жил в резервации, а внук его теперь рокер и дует текилу, Карлосом привезенную.
Интересно, однако, что Карлос его поначалу как антрополог воспринимал. Хотел материал этнографический на магнитофонт записывать, фотоаппаратом фиксировать. Не дозволил старик, пришлось заметки в кармане писать. Вот воспринимал его Карлос, воспринимал, да и довоспринимался. После этак года живейшей дружбы и разговоров на отвлеченные темы поведал ему старик, что знанием он особым обладает. И неплохо бы это знание кому-нибудь передать. Вот тебе, Карлос, говорит, и передам. Тут бы автору воскликнуть: "Сам ты передам!" и убежать, да не тут-то было.
Ибо задумал Карлос штуку страшну, злобну, идеологически выдержану. Замыслил проникнуть, подобно Штирлицу, в самое логово индейцев Яппи и вызнать, выведать у них, зачем жрут они кактусы пейотные и другую траву различную? ЧТО они с этого имеют? Вот и наехал с этой целью на индейца старого, одинокого, колись, дед, что знаешь про пейот? И вообще. Расскажи мне разных сказок, баек всяких несусветных, их как следует опошлим и отправим в Куда Надо. Но старик не растерялся, с предложеньем вышел встречным. Договорчик заключили, все чин чином, квид про кво. Дескать, Карлос, как ученый, про пейот получит знанья. А за это, а за это...(деньги? бабы? самогон? - пронеслось в уме у Карлоса) А за то должен Карлитос время личное потратить, шляться с дедом беса тешить по окрестным горным кручам, и не байки-анекдоты, а всесильное ученье под надзором злого деда осознать и воплотить.
...Обрадовался Карлос такому обороту. Не пора ли мне про пейот учиться?
- Достал ты меня, чувак, - отвечает ему дон Хуан. - Не будем мы больше о растениях говорить.
- Так мы ж и не говорили вовсе, старик, - нехорошо удивился Кастанеда. - Нет уж, взялся учить о пейоте - так учи!
- Не-е-ет, - говорит дон Хуан. - Нет в тебе терпения, непреклонности. Вот наберешься - так сразу и представлю тебя Мескалито.
- 8-О А это еще кто такой?!
- Тс-с-с! Большой человек, тот, что в кактусе обитает, по-нашему. Ты вот что, давай лучше я тебя охотничьему искусству обучу.
А надо сказать, что Кастанеда в детстве бальшим охотником был, на фазанов разных охотился. причем стрелял так быстро и метко, что те даже каркнуть не успевали.
- Нет, - говорит, - зачем мне это. В городе, что ль, на негров охотиться? На ноосэров?
- Не-е-е, - отвечает сэнсей. - Тут дичь совсем редкая, бодрая, летучая.
- Мамонт?! - догадался Кастанеда.
- Ну, блин, - говорит ему вождь. - Ты меня насмерть рассмешишь своими хохмами. Нет, то не мамонт, то сила, сила твоя личная!
Но однако ж сперва будем мы на зверушек разных и птичек различных охотиться. Тут ведь что главное? Главное в нужном месте в нужное время очутиться. Это как косячок, понимаешь? Можешь взлететь, а можешь и не взлететь - нужно знать, когда и сколько. Зверушки ведь с птицами все по расписанию живут. И чтоб словить их, надобно их распорядок знать, а главное - своего не иметь. Ты вот когда обычно встаешь? В двенадцать! Отлично, встанешь завтрева... в пять.
- Неможно, - кричит Кастанеда. - неможно в пять, в десять давай, в десять встану, а в пять ника-а-ак, недосплю, похудею, бессонница сделается.
Нет, пришлось вставать в пять, на кроликов охотиться. А дед пуще прежнего тиранит, уж не знает, к чему придраться. Чуть что - "Пачему без шапки!" - и в рог ему. Кустов наломали - а ну, проси прощения у куста за то, что ветки поломал! Травки забить нарвешь
- почему у нее, родимой, разрешения не спросил, без лаского слова порешил, ласковое слово - оно и кошке приятно.
А тут как-то раз цельный день шлялись - с утра маковой соломки во рту не было. Ловушки ладили. Вечереет уже, и слышит Карлос голос за правым ухом: "Обед!" Вскакивает, ложку из-за голенища: "Никак, Диснейленд подарками бомбит!" Все как есть побросал, ждет, когда и что жрать можно будет. Посмотрел на него дед, да и говорит: отбой, доканчивать будем. Подивился Карлос. А тут дон Хуан опять "отбой" кричит. Карлос за ложку, дед за работу. И ТАК РАЗ ДВАДЦАТЬ. А потом и говорит: с завтрашнего дня по-новому жить зачинай, привычки свои жрать каждый день и спать по ночам забудь. И охоться ты за личной силой своей и днем, и ночью, высвобождай каждую минуту из рутины да безделья. Ба-а-альшим воином станешь!
И поведал тогда дон Хуан, что он маг, и не просто маг, а и НАГВАЛЬ. Может, кто смотрел фильмец, "Охотник за тенью" называется. Есть там один такой. Назван он там "накуалем", чуете? И назван он там накуалем "Два медведя". И занят сей накуаль тем, что мочит всех напра-нале, наводит глюк, дружит с шакалом, а в свободное от таких трудов время применяет классическое колдовство "маис-пинто". И все-то там верно с точки зрения простого индейского обывателя. (Действительность, однако, гораздо страшнее).

4. Магия - это не роскошь, а средство.

Из заметки "Нагваль и его команда", "Пошлина", N1, 1995г.
" 1. Кастанеда, Кастанеда - зови меня так.

Выбрав теплый майский день, мы вышли на улицу с довольно шизовой идеей: узнать, что думает средний советский человек о магии. Остановив наугад несколько человек, мы задали им один вопрос: что такое магия?
- Магия? Хи-хи-хи!..
- Магия? Ну-у-у... Это... Блин... Ну, колдовство там всякое... Волшебство там...
- Магия? Ну, это просто. Как говорит нам марксистско-ленинская философия, магия - это совокупность обрядов и действий, связанных с верой в возможность управлять воображаемыми силами и с их помощью...
(Достаточно. Следующий!)
- Магия?! Я как раз хотела сказать об этом. Понимаете, мои соседи что-то против меня задумали. Они наводят порчу, сглаз, все цветы в горшках повяли, а агенты КГБ давно облучают меня психотронным генератором из квартиры наверху...Ну куда же вы?!
(А вот и средний советский человек.)
- Чого-чого? Ай! Хулиганы! Сейчас милицию вызову!
...Любопытная сложилась картина. О магии наверняка слышали многие. Несмотря на это, мало кто верит в ее существование, и уж почти совсем никто не сталкивался с ней лично. Верней, кое-кто может быть, и сталкивался, но, боюсь, о них мы не скоро услышим. Магия - она, как поганка - однажды съедобна. Поэтому-то скромная книжка в зеленом супере, тиснутая в университетской типографии УКЛА, произвела фужер. Поначалу это было воспринято, как молотом по голове, как стопка воды после шести рюмок чаю. Автор ея, некий Карлос Цезар Сальвадор Арана Кастанеда, студент оного УКЛА, утверждал, что не только лично знаком с индейским брухо (не путать с брюхом), но и получил от него тайное знание древнеиндейской магии. Умные ученые в один голос воскликнули: "Ну, это ты загибаешь, Шахерезада - втроем не разогнуть!" Ведь самый кайф ситуации в том, что основное место в книжке уделялось впечатлениям, полученным под воздействием психоделиков, как-то: дурман-травы, пейота-кактуса, да грибов, что курят. "Глюки! Глюки!" - закричите вы. Может быть. Но какие глюки! Какие глюки! Прослышав про такое, мы добыли экземпляр. Открываем. Читаем. "Серия книг Карлоса Кастанеды посвящена изложению его личного опыта, драматических переживаний при встрече с "магической реальностью" - жесткой и прекрасной изнанкой привычного мира, запечатленной в исчезающей культуре индейцев Центральной Америки" - вот что сказано на форзаце книги, именуемой "Учение дона Хуана - путь знания индейцев Яки". Те, то читал ее дальше пердисловия, ходят с квадратными глазами и несут ересь. А те, кто не читал и того, посмеиваются свысока: знаем, мол, этих путей знания! Рассказывают даже такой анекдот: встречаются в Питере двое. Один показывает другому палец и говорит: "Кастанеда!" И оба похохатываются со смеху.
         Хотя чего тут смешного? Да просто расхожее мнение лютует. И лучше всех выразил его редактор серии: "Неважно, выдумки это или нет. Зато какая хохма!" Что же за хохма такая особая? Ведь мало ли было этих путей, и знаний, и прочих? Та же свистопляска вокруг Востока, гуру, каратэ-айкидо, йоги разные, интересные разве что психиатрам. Ой, крику-то было! Панацея, панацея, бог - это любовь, а красота спасет мир, в смысле, доброта, ну ладно, мы спасем...
         Всеразличных культов насмотрелись мы - из Индии, из Поднебесной, с медленно, но неуклонно едущей крыши мира - Тибета, и даже из не в меру самобытной Японии. Однако на этот раз знание посетило нас с запада, более того, с Запада, о котором мы практически ничего не знаем. Не, ну конечно, нам многое известно об Америке, о мечте ее великой, и слова "вестерн", "гамбургер", "рок-н-ролл" навязли как в зубах, так и в ушах. Да, мы знаем об Америке все. Сколько видиков мы о ней просмотрели! Сколько комиксов прочитали! Ух.
         Но ведь далеко не Христофорыч был первым на земле индейской. Что же осталось от собственно культуры коренного населения? Индейцев то есть? Взгляд поверх прицела. А еще в качестве трофеев: томагавки, головные уборы из перьев, мокасины, и, конечно же, трубка мира. Все это в краеведческих музеях, куда его стаскали благодарные американцы. Гордый же индеец почти повсеместно вымер, поскольку трудиться не стал. И о культуре его, вероисповеданьи, что ль, - информации ноль.
         И только разные сигалы-костнеры, видать, с индейцами на короткой ноге. Как, я спрашиваю, как могло случиться, что самым индейцем долгое время был югослав Гойко Митич - Зоркий Сокол наш?
         Вот и ученые не отстают от голливудских просветителей. Да, говорят они. разные там ацтеки-толтеки - великие цивилизации. Но какого ж они пирамид всяких и городов в лесах понастроили, а сами сгинули? И если от вех народов, ныне вымерших, таки да остались памятники письменности (клинописные надписи в сортирах), то у индейцев если таковые и имеются, то уж на таком тарабарском, что никакой язычник переводить не возьмется.
         УФОисты (НЛОшники), правда, от них в экстазе. И фигуры-то индейцы в пустыне изобразили, и пирамиды-то возвели, и календарь точный астрономический имели. А уж на барельефах - прямо-таки точные доказательства их космического поисхождения!
         Так что же такого сделать, чтобы узнать поболее об этих самых индейцах? Метод не нов. Нужен в России Пушкин - выписать дедушку из Африки! Скажем, взять откуда-нибудь с Перу молодого, обучить в университете Лос-Анжелеса на антрополога, а потом пустить тешить беса по пустыням Аризоны. Вот он и выдаст вам пару-тройку басен про брухо, диаблеро и прочую нечисть.
         Отчего же рассказы сии нашли столь живой отклик? Дык ведь время-то какое было, елы-палы! 1968 - первая годовщина великой Психоделической Революции. Хиппи, битники, Керуак, "Пинк Флойд", дзен, ЛСД, Свами Прабхупада!!! Неудивительно, что Кастанеда со своими кактусами пришелся впору. Люди увидели в нем того, кого хотели увидеть - Святого-покровителя Психоделической революции.
         "Мой класс в колледже был уже почти на приходе, - вспоминал Кастанеда. - Они ожидали команды плюнуть на все и отключиться, а вместо этого услышали о социализации и единицах восприятия.". Редкая это поганка - преподнести знание в таком виде. Ведь под соусом из травки оказалось скрытым мощнейшее учение! Но таков магический подход. Поэтому, когда читаешь Кастанеду, трудно отделаться от впечатления, что автор кого-то бессовестно имеет (кстати, кого это, интересно?).
         Но мы не усматриваем ничего странного в том, что народ вскричал: "Больше глюков, хороших и разных!" Людей ведь сколько не развращай - им все мало. Да и опупея самого Кастанеды продолжалась. В 1971 году издательство "Саймон и Шустер" выпустило сразу две книги Кастанеды - "Отдельная реальность" и "Путешествие в Икстлан". Тут-то он и настал.         


         2. Переход количества в глюкачество.


        
         Однако в первом томе свежий читатель кроме глюков обкурившегося автора может ничего не усмотреть. Разве что по полу кататься начнет, да глаза скашивать - это значит, зацепило! Вообще, с высоты девятого тома все происходившее тогда выглядит тщательно спланированной поганкой - заманить диковинным кактусом да как впарить! Ибо уже в третьем томе... Но сперва К.К. попробовал-таки всех прелестей индейской магии: разговаривал с духами за жизнь, куривал грибочки - "дымок прорицателей", летал, кернув дурман-травы. Однажды, забив трубочку "дымку", он обратился в ворону и долгие часы барражировал над Сонорской пустыней, крича: "Пшш..."... в смысле, "Карр! Карр!" Летал ли он как птица? Как сказал по этому поводу дон Хуан, "птицы летают, как птицы, а человек, принявший траву дьявола, летает, как человек, принявший траву дьявола". И летает, замечу, отнюдь не в воображении. Мы считаем, что это глюки, до тех пор, пока у вот такого "советского самолета не откажут в полете тормоза, и он рухнет нам на годовы всей тяжестью стовекового знания.
         Тем же, кто уже забил косячок и с кличем "Свами Прабхупада, с нами Кастанеда" готов отправиться в полет, скажем: вот тут-то и начинается самый акт. Конечно, мы не будем перечислять все действия, через которые прошел Кастанеда в процессе обучения - почитайте сами как-нибудь, совместите приятное с полезным. Только не забудьте время от времени постучаться лбом об стену - иногда не вредно проверить, есть ты или уже улетел.
         Кастати, говорят, что в Питере, при одной из клиник, сами понимаете, каких, отделение открыли. На кастанедцах (кастанедателях?) специализирующееся. Это те, кто к шприцу приравняли перо. Но для тех, кто жаждет - вход в.
         Как гласит любимая пословица советских индейцев, у каждого брухо есть свой гуахо. Оно и верно, куда ж ему без гуахи! Из интервью К.Кастанеды корреспонденту журнала "Psychology Tonight" Б. Сэмкину:
         " - И вы знаете, Беня, лет пять тысяч назад, до исторического материализма, колдун был фигурой, без которой был немыслим прогресс тогдашнего общества. Магия-с!
         А как же: заболеет кто - зовут колдуна, в бубен стучат. Почти советкая медицина! Правда с колдуна толку больше. Ах, эти старые злобные денечки! Никаких тебе телевизоров, эропланов всяких! Хошь лететь - лети, вот только превратиться в ворону не забудь. А коли хочешь интересного увидеть, полезных-нужных знаний каких получить - так вот он, пейот, за околицей! А в кактусе том дух живет, Мескалито по имени. И если дурман-корень силу дает, а гриб курительный - советчик превосходный, то Мескалито почитаем как учитель, тот, что индейцев " правильному образу жизни" учит.
         Сэмкин:
         - Так что, вперед, дети, пыхай грибочки, кактусы жуй?
         Кастанеда:
         - Да, в те годы в Мексике имело место самое настоящее психоделическое общество! И в наши дни усматривается тенденция к возрождению такового. Психоделическая революция 67-го года породила жуткое иножество разнообразных наркорелигий. Одно Му-Му "Синрике" чего стоит!
         Сэмкин:
         - Однако в наше время уже не встретишь придворного прорицателя, или там, врача-шамана с дипломом.
         Кастанеда:
         - Да, но лучше от этого наши дни не сделались.
         Примечание Сэмкина.
         ...Воображение рисовало мне Кастанеду этаким крутым шаманом - в живописном наряде, со справкой в кармане и вороном на плече. Я ошибался - ворона у него не было. В начале интервью он смотрел одним глазом в небо, другим - в землю, но затем передумал и стал смотреть одним вправо, другим влево.
         Сэмкин:
         - Ну ладно, жили тогдашние индейцы неплохо, однако не как люди, а гораздо веселее. Чем и ставят в тупик наших археологов, антропологов и... и... других ологов. Но тут-то и возникают вопросы: зачем чертовы индейцы понастроили всяких пирамид в труднодоступных местах? Зачем разбросали разных камней, костей и кристаллов, странно заточенных? Ведь камешек с дыркой внутри - не ложка, не вилка и уж во всяком случае не бритва. А в пирамидах да прочих непонятных зданиях жить несподручно - зимой холодно, летом жестко, да и ветер дует в самые неожиданные места. Так какого черта?!
         Кастанеда:
         - А-а-а, в этом то весь и суть. В самом деле, выходки древних магов выше нашего понимания. Ну, даже не выше, а так, слева. Дон Хуан, прямой наследник тогдашних знаний, многое мне порассказал. Дескать, жило в то время где-то в долине Мехико злобное племя толтеков. И ничем другим не занималось, окромя как колдовать да шаманить. А вытворялось все это путем подчинения разных природных сил, как-то: Земля, трава, вода, деревья, облака, темнота, а также уму нерастяжимые обитатели ночи, страшные, злобные духи и союзники. Ой, fuck myself! Бывало, целые толтекские города сваливали набок при помощи левых сил. Злобные древние маги охотились за мистическим могуществом, поедая временами людей, у которых таковое имелось. Добиваясь бессмертия, зарывались они живьем в землю, благодаря чему живы и посейчас. Днем лежат себе под камушком (тонн в пятьдесят), а днем вылазют и рвут нахрен зазевавшихся прохожих. Толтеки же и понастроили всяких сооружений в порядке НЕДЕЛАНИЯ, практикуясь там в СНОВИДЕНИИ, ВТОРОМ ВНИМАНИИ, собирая другие миры.
         Вот и дособирались. Я же не зря предупреждал насчет стука лбом об стенку. Древние маги так увлеклись своими поганками, что не заметили, как пришли другие люди и нагнули их.
         Сэмкин:
         - Испанцы?
         Кастанеда:
         - О нет, то были не испанцы. Местоимение случилось задолго до них, где-то в третьем-пятом тысячелетии до нашей эры. Но часть толтеков и тут вылезла. Надев каску, они попрятались, научившись прикидываться людьми. И только сейчас настал момент бросить их идей в массы, не забыв вынуть чеку.
         Сэмкин:
         - Но имеет ли магия какое-то отношение к реальности?
         Кастанеда:
         - Как говорил дон Хуан, в действительности все не так, как на самом деле. Реальность, говорят маги, это описание. Ежели кто не верит, приведу народную мудрость: "Наутро встал - кабы не протокол, ни за что б не поверил, что моих рук дело". А народ, он всегда прав: реальность - это прото... Ну, в смысле, описание. И тому, кто сменит его, неважно как, предстанет другая, совершеннолевая реальность.
         Сэмкин:
         - Но коли есть описание, значит, есть чего описывать?
         Кастанеда:
         - Есть! Есть такая картина - с полями, пузырями и эманациями.  А то, как каждый зверок ее видит - это дело выбора. А пока на досуге подумайте: кто нам этот мир описал? А главное, зачем?
         Сэмкин:
         - Ну?
         Кастанеда:
         - Маги говорят, что наше восприятие - это восприятие хищника. Весьма полезно в смысле поисках пищи и уклонения от опасности. Для нас летать - это падать вверх. И что же все это значит? Как говорится, кто есть ху и кто есть что?
         Обратимся к магическим легендам. А из них можно узнать вот что: когда-то люди не были хищниками. Они просто путешествовали из ниоткуда в никуда. Но случилось что-то, и вот мы здесь. Глядим вокруг, и: это место не для нас, это время не для нас! Неудивительно, что люди озверели. И из поколения в поколение пошло это описание, как единственно верное, позволяющее выжить. Папы с мамами капают детям на мозги, вынуждая принять эту картинку мира. А если кому-то так и не удается запасть на это описание, то на тебе - получаются личности со сдвинутым осознанием, а попросту психи, и место им в санаториях "Улыбка" определяют. Процесс же навязывания этого описания умники обозвали изысканно-заборным словом "Социализация!"
         Но как-то раз, в один прекрасный день, лет этак десять тысяч назад, непослушные дети нашли кактус пейот и с голодухи замяли его. "И если б после смог - не рассказал, / Про то, что там привиделось ему."
         "Первый шаг по пути знания был сделан ими, когда они стали есть растения силы, - рассказывал дон Хуан. - С голоду, по незнанию или просто по ошибке, но они их ели. Рано или поздно кто-то из них должен был задуматься о природе увиденного."
         И вскричали воины: "Могем!" И эхо откликнулось: "И еще как могем!" О да, эти индейцы были чегтовски бодрыми ребятами. Их не пугали ни люки в потолке, ни утюги на стене. И был им приход: а ну как все это не мультики, а нечто гораздо более существенное? Ручаюсь, никому до них не приходило в голову всерьез отнестись ко всякого рода глюкам. А зря!
         Теперь представим себе индейца, допустим, Джо, укушавшегося пейоту. Вполне мог иметь место следующий диалог:
         ИНДЕЕЦ  ДЖО  смотрит вокруг.
         ДЖО (про себя): Чтоб я так жил!!!
         ГОЛОС: Чтоб уси так жилы!
         ДЖО (со страхом оглядываясь): Никого... Неужели  началось?!
         ГОЛОС: Да ты не шугайся так, Джо. Я ж не КГБ...
         ДЖО: К психиатру, к психиатру...
         ГОЛОС: Опоздали. Психиатор сам третий  глюк  смотрит.
         ДЖО: А ты откуда знаешь?
         ГОЛОС: А я все знаю. Вот и тебя щас научу.
         ДЖО: Да не гони!
         ГОЛОС: Гадом буду!
         ДЖО: А вот преврати меня в оленя, или там, в ворону - может, и поверю.
         ГОЛОС:  Какие проблемы, мужик! Полетели!
         ДЖО: Карр! Карр!
         ...Такие вот дела. Конечно, первым делом древние маги ухватились за возможность проворачивать невообразимые акции. В этом они до того преуспели, что в Мексике до сих пор ходят легенды об их диких выходках. И если у нас детей пугают домовыми, чертями и милиционерами, то у них для тех же целей существуют брухо (вроде колдунов) и диаблеро (типа оборотней). И надо ж было Кастанеде наткнуться на одного из ярких представителей этой злобной братии! И уж тут его не спас золотой противогаз! Не помог и галоперидол.
         А все потому, что сказать что-либо вразумительное об учении дона Хуана крайне сложно. Сам он затруднялся хотя бы назвать его попонятнее. Нагвальство? Непонятно. Шаманизм? Фу-у-у! Овладение НАМЕРЕНИЕМ? Неконкретно. Поиски АБСОЛЮТНОЙ СВОБОДЫ? Длинно как-то, да и вообще... Остановились на названии "магия", с чем их и поздравляю.
         Вся фешка в том, что знание-то - безмолвное! И хотя язык у дона Хуана был в высшей степени без костей, но даже он иногда затруднялся в выборе слов. Слова! Слова! Как много шуму и как мало толку! Ведь сколько не повторяй: "Халява! Халява!" - ХАЛЯВЫ НЕ БУДЕТ! Цитирую дона Хуана. "Теперь ты сам убедился: то, что видят маги, руками не потрогать, словами не назвать. А потому мы давно договорились, что о таких вещах следует рассказывать исключительно в символических терминах".
         Сам он изъяснялся метафорами вроде "сила - это ветер", "золотая пыльца знания", а также афонаризмами типа "ты - пузырь". Специальная же магическая терминология выглядит просто сногсшибающе. К примеру: "Воин формирует НАМЕРЕНИЕ чего-либо просто за счет того, что намеревается совершить то, что он НАМЕРЕН совершить". Зацепило? Не пугайтесь - здесь мин нет. Если не ломать голову, то все становится понятным.
         Да и нужно ли тут понимать? Чего думать - убегать надо! Или, словами дона Хуана, "лучший способ думать - не думать вообще". Дон Хуан же говорил: "Чтобы просто воспринять это учение, нужно обладать энергией, личной, так сказать, силой." А для этого ея, силу, нужно целенаправленно искать, копить, а затем принимать по назначению врача. На кой черт это нужно - вопрос второй. И вот когда накопишь силы энное количество, он сам собой отпадет. Конечно, никого в здравом уме на это не подвигнешь. А его, здравого-то, никто и не спрашивает. Ведь "первое, что делает Нагваль со своим учеником - обманывает его", приговаривал дон Хуан, скармливая Карлосу очередную поганку. А посему вас, товарищ, в светлое будущее загонять приходится. Где напугать, а где и пряником подкормить. Да не простым, а заморским каким-нибудь.
         Карлос, к примеру, был пойман на удочку своего интереса к природным психоделикам. Несомненно, это весьма романтично - зажевать мухомор, запивая отваром дурмана. "Магия вообще привлекательна для западного человека, - говорил Кастанеда в том же интервью. - И это несмотря на то, что он начисто отрицает ее существование. Говорят, что нечисть нынче не в чести. Однако, как только представляется возможность, мы прыгаем с ума.
         Вы не думайте, Беня, практикующие магию - отнюдь не клиенты АМЗ. Они смело сходят с ума и заходят обратно, приговаривая: "Теряя рассудок - теряешь только углубление". Под лозунгом "С точки зрения магии мир - это точка зрения", они бесстрашно меняют эту точку. Вооруженные самым передовым в мире учением о НАГВАЛЕ и ТОНАЛЕ, они бросают вызов смерти, и это не метафора."
         Так что живите себе спокойно,как воины, копите силушку личную, и когда-нибудь, может, и познакомитесь с этим самым "жутким и прекрасным"."
         ...И напоследок - индейский анекдот.
         Идут по пустыне дон Хуан и Карлос. Вдруг дон Хуан спотыкается и куда-то пропадает.
         Карлос (радостно):
         - Дон Хуан, дон Хуан, это знак?
         - Да нет -
         ЭТО КОНЕЦ!

НА ВТОРОМ УГЛУ КРУТОЙ УЛИЦЫ

(Для тех, кому, в общем-то, и не нужно.)

         Неужели ты променял
         "Тампэкс" на "Баунти"?
         Полный комфорт
         На райское наслаждение?
         Дж. Гиббсон.

        
1. Дан приказ ему: налево.

        
         ДОН ХУАН: Ну-ка, повтори главное, чему я тебя учил.
         КАРЛОС: Будут вместе навсегда сахар, дрожжи и вода!
         ДОН ХУАН: Нет, не то.
         КАРЛОС: Физкультура, спорт и труд в порошок тебя сотрут?
         ДОН ХУАН: Совсем ты загнался.
         КАРЛОС: А, вспомнил! Люди - светящиеся существа!
  Как-то раз, году в 1968-м , Кастанеда беседовал с доном Хуаном, сидя на ступеньках мотеля в городе Оахаке.
         ДОН ХУАН: Тебе нужно научитсься ВИДЕТЬ.
         КАРЛОС: Так я и так вижу.
         ДОН ХУАН: Нет, не ВИДИШЬ.
         КАРЛОС: Погоди, погоди. Вот я вижу город, вот дети копаются в помойке, вот ты, а вот я... Или, постой. Ты хочешь сказать, что нас здесь нет? Значит ли это , что я спятил?
         ДОН ХУАН: Не бойся, Карлос. Психи с ума не сходят. Нет, я хочу сказать, что видеть и ВИДЕТЬ - две большие разницы. Маги умеют ВИДЕТЬ, а люди нет.
         КАРЛОС: А что видят маги?
         ДОН ХУАН: О-о. Всякие вещи. Вот, допустим, люди. Маги видят людей как огромные светящиеся яйца. У обычных людей они имеют форму кокона или шара...
         КАРЛОС: А у магов?!
         ДОН ХУАН: А у магов яйца квадратные.
         КАРЛОС: А еще что ВИДЯТ маги?
         ДОН ХУАН: А еще маги видят линии мира. Такие желтоватые светящиеся линии. Они всюду - там, и там, и там...
         КАРЛОС: Ужасы какие!.. А как мне научиться ВИДЕТЬ?
         ДОН ХУАН: Ты должен иметь здоровое количество силы.
         КАРЛОС: А что такое сила?
         ДОН ХУАН: О-о-о. Сила - это хитрая вещь. Специально для воина. Если хочешь ее копить, надо жить, как воин.
         КАРЛОС (записывает в блокнот): Как во-ин...Погоди, дон Хуан. А как живут воины?
         ДОН ХУАН: Как-как... Вот пристал! Надоел ты со своими вопросами! Вот сейчас как вдарю - сразу все и УВИДИШЬ.
         С этими словами дон Хуан поднялся и нанес Кастанеде удар промеж лопаток.
         В ту же секунду Карлос увидел совершенно жуткий глюк - настоящее шугало. Повсюду, тут и там - всякие светящиеся линии, коконы и прочие чудеса психиатрии.
         - О-о, едрена копоть! Дон Хуан, дон Хуан, у меня - ГЛЮ-Ю-ЮКИ!
         Дон Хуан (успокоительно): - У всех глюки.
         Бум-с! И вот Карлос сидит на травке.
         ДОН ХУАН: Ну и как?
         КАРЛОС:  Как  серпом... В смысле, как рукой сняло! Что это было,
         дон Хуан? Я видел звезды!
         ДОН ХУАН: О-о. Нет, это не звезды. Это круче - линии мира!

        
ДОНОСИТСЯ ЗВУК ТЕЛЕВИЗОРА...

         - М-да. Такое зашугает хоть Кого.
         Ага, воскликнет иной психиатор. Видение - сиречь глюки! Но если спросить об этом самого Кастанеду, он скажет примерно так:
         - Знаешь, что такое глюки? Представь себе: люди в виде коконов. Всюду - линии мира! И ты сам - как светящееся яйцо. Представил? Так вот. Все остальное - глюки.
         Но вот однажды, после очередной трубки "дымку", Кастанеда спросил дона Хуана:
         - Дон Хуан, а ты употребляешь растения силы?
         - А нафиг? В наши дни сила мало кому нужна. Я по молодости баловался дурманом. И что же? Когда я прыгал по вершинам деревьев, эти козлы мексиканцы меня обстреляли!
         - Но ведь ты же превращаешся в ворону там...
         - Ну, это любой брухо умеет. Для этого нужна воля.
         - О, у меня воли навалом. Я знаешь какой вольный!
         - Не-е-ет, не та воля. Воля - это та штука, которой все люди и вообще все связано между собой. У людей воля выходит из просвета, что чуть ниже пупка,.. Да не там, чудила, выше!..Так вот, эта воля может делать все, что хочешь.Ну, там, в ворону превратиться - это вообще плевое дело для мага. А вот хочешь, я твою машину загну, и она не заведется?
         И загнул.
         - Но все это лабуда, скажу я тебе. Магия - это такое же описание, что и у людей. Однако маги действуют из центра ВОЛИ, а люди
         - из центра РАЗУМА.
         И только видящие плевали на все описания. Они ВИДЯТ все сразу, какое есть. И знают все наперед. Но прежде чем научишься ВИДЕТЬ, нужно развить ВОЛЮ.
         - А как ее развить?
         - Для начала я тебя научу жить как воин. Воин, чувак, это тот, кто ищет личную силу. А для этого он НЕДЕЛАЕТ самого себя.
         - А это как?!
         - А так. Видишь эту скалу? Так вот, это делание.
         - Как ты говоришь?!
         - И это делание.
         - Погоди, я ничего не понял!
         - И это тоже делание. Делание - это та штука, что делает скалу скалой, а тебя - тобой. А НЕДЕЛАНИЕ - это то, что делают воины. А потому сиди вот тут и НЕДЕЛАЙ !
         Сидел так Карлос час, другой, все неделал, неделал, а потом не удержался и наделал.

        
ДОНОСИТСЯ ЗВУК ТЕЛЕВИЗОРА...

         ...И подкрался к нему дон Хуан на мягких лапах, и рявкнул ему в ухо:
         - А ну, прекрати болтать!
         Шорохулся Карлос, взвыл дурным голосом:
         - Да я ж молчу, старик!
         Но неумолим был дон Хуан:
         - Нет, болтаешь! Про себя болтаешь. И только про себя.
         Удивился Карлос.
         - Ведь поди ж ты, прав старик!
         - А знаешь ли ты, что внутренний диалог - и есть та штука, что не дает нам улететь?
         - Как так?
         - А вот так. Нас с детства приучали говорить себе, что все такое-то и такое-то. Смотрим мы на стену - и говорим себе: это стена. Если биться об нее головой - результат превзойдет ожидания. Бум - и вправду!
         - И все это в одном флаконе! А как от него избавиться?
         - А для этого особый способ ходьбы потребен. Поджимаешь пальцы вот так, а глаза сводишь. И вот так ходи и смотри чуть повыше горизонта. Неповторимый, устойчивый вкус!
         И вот такими делами занимались маги круглые сутки. Это ж какой труд - всюду ходить и НЕДЕЛАТЬ! Так что ежли увидите - идет чувак в пиджаке поверх рюкзака, пальцы поджаты, глаза скошены, идет и НЕДЕЛАЕТ, не удивляйтесь - то не беглый брат, то кастанед-любитель.


       
ВЕЧНАЯ ИСТОРИЯ!

       
2. Для тех, кому не страшно.

         Чтобы тело без помехи долго-долго истязать,
         Надо руки, надо ноги крепко к кольцам привязать.
         Ф. Сологуб.

        
        

- Ты, наверное, думаешь, что мы здесь, в этой комнате, - говорил как-то дон Хуан, сидя в маленьком кафе в мексиканском Ногалесе. - Фигня! На самом деле этой комнаты здесь нет. Комнату создаем мы своим деланием.
         - А как, дон Хуан? - удивился Кастанеда, лихорадочно вспоминая номер местного санатория "Улыбка".
         - У нас с тобой, - загадочным шепотом сказал дон Хуан, - есть кольца силы - по одному на брата. И вот, когда мы сцепляем их - получается комната. Так вот, это кольцо называется ТОНАЛЬ.
         - Да ты гонишь, дон Хуан! - воскликнул Карлос. - Я ж антрополог! Знаешь, что говорят антропологи? ТОНАЛЬ, говорят они - это такой ма-аленький зверок - хранитель человека. У каждого свой.
         - Ну что ж, можно сказать и так. Или, допустим, ТОНАЛЬ - это зверок, который есть человек с одним кольцом силы. Но, поскольку я маг, у меня есть еще одно кольцо силы - НАГВАЛЬ. И вот этой-то штукой я могу делать все.
         - Опять ты мне лапшу вешаешь! НАГВАЛЬ, говорят антропологи - это такой зверь, в которого якобы превращаются колдуны.
         - Вот-вот! Имеючи второе кольцо силы, маг становится настояшим зверем!
         Кастанеда похлопал дона Хуана по спине.
         - Ну и шутник же ты, дон Хуан! Прямо как Жванецкий.
         - Не веришь? Спроси Кого Угодно.
         - Ну ты сказа-ал! Где ж сейчас Кого Угодно найдешь? Или хотя бы Кого Хочешь.
         - Вот тут ты прав! Зато Кое-кого развелось! Куда ни плюнь - везде в Кое-кого попадешь. И даже если против ветра - тоже.
         - И только истинный индеец, - сказал дон Хуан загадочно, - плюнув против ветра, не попадет в Кое-кого, а может статься, даже в Никого. В этом-то весь секрет.
         - В том, чтоб плевать против ветра? - удивился Карлос.
         Дон Хуан о чем-то думал.
         - А ну, ответь мне, что в человеке найглавнейшее? - потребовал он.
         - Разум! - гордо изрек Кастанеда. - Coito - ergo sum!
         - Деревня! Чему тебя в школе учили?
         - А может, душа?..
         - Какая душа? Какая душа? Мы - энергетические коконы, сколько тебе повторять?
         - Ну, тогда ВОЛЯ! - обрадовался Кастанеда.
         - Нет, и не ВОЛЯ! - радостно ответил дон Хуан.
         - Ну а что тогда?!
         Дон Хуан подумал.
         - ОСОЗНАНИЕ, вот что главное.
         - Во-во, я и хотел сказать: сознание!
         - Не-е-ет, не сознание, а О-СОЗНАНИЕ. Это... Как бы тебе сказать, чтоб не обидно было... В общем, смотри. Человек, чувак, это пузырь, так? Составлен из волокон такой хитрой энергии. Эта самая энергия и есть ОСОЗНАНИЕ. Из него вообще все на свете состоит. И вот часть этих хитрых волокон имеет такую привычку - когда человек ОСОЗНАЕТ, они светятся. Чтоб я так жил, светятся! И вот это, чувак, и есть твое осознание.
         - Так просто?!
         - Ага, просто. Ты что ж думаешь, все так и есть, как я сказал?
         - Фу ты, елы-палы. Да ты опять гонишь. А я едва не купился.
         - Черта с два, - добродушно ответил дон Хуан. - Просто все это слова - волокна там или коконы. А что на самом деле - ни фига неможно понять. А вот УВИДЕТЬ можно.
         В наступившей тишине было отчетливо слышно, как у Кастанеды шарики за ролики заскакивают. Наконец из ушей пошел пар.
         - Да не напрягайся ты так, - комментировал процесс дон Хуан. - Просто останови внутренний диалог - чик, и ты уже на небесах. И вообще, самого-то главного ты еще и не слыхал.
         Кастанеда еще некоторое время мычал, тупо глядя в пространство.
         - Тут тебе полагается задать вопрос, Карлитос.
         - Ка-к-ка-а-ккой ввопрос, ддон Хуан?
         - ЧТО люди делают с ОСОЗНАНИЕМ?
         - И ччто они сс ним деелают?
         - Тут ведь как? Когда ВИДЯЩИЙ ВИДИТ человека, это самое осознание похоже на полосу на людском пузыре. Идет, понимаешь, сверху донизу и светится с исключительными цинизмом. И вот, когда люди живут, эта полоса светится все ярче и ярче, покуда не превратится в кольцо. И тогда его зовут ПЕРВЫМ КОЛЬЦОМ СИЛЫ. Ферштеен?
         По выражению лица Кастанеды было ясно, что предохранителям хана. Дело было за крышей.
         Дон Хуан безжалостно продолжал.
         - И вот, чувак, ПЕРВОЕ КОЛЬЦО и есть та штука, что творит мир. А поскольку у всех людей оно находится в одном месте, то и видят они одинаково. Но вот какая хохма. У детей лет до трех это самое кольцо елозит туда-сюда. А стало быть, его можно сдвинуть! Судя по твоей роже, оно у тебя уже поехало. Эй! Эй! Держи его обеими руками!
         - I need a vacation! - сказал Кастанеда и на четвереньках рысью кинулся из кафе - едва ПЕРВОЕ КОЛЬЦО не выронил. Но так просто отвязаться от дона Хуана ему не удалось. Тот настиг его и продолжил свои обьяснения.
         - ПЕРВОЕ КОЛЬЦО, - сказал он, - маги еще называют ТОНАЛЕМ, известным или правосторонним осознанием - потому как справа расположено. Нормальные, в смысле, обычные люди называют его реальностью, здравым смыслом и т.д. Ну, это они мастурбируют... В смысле, индульгируют. А вот маги только тем и заняты, что сдвигают свое ОСОЗНАНИЕ слева направо да справа налево по пузырю. И что они имеют? А имеют они, чувак, ВТОРОЕ КОЛЬЦО СИЛЫ. И зовут его не как либо, а НАГВАЛЕМ, сечешь? А окромя того - неизвестным его кличут, а еще - левосторонним осознанием. Уж чертовски, понимаешь, левые вещи видят. Такие левые, что тут уж обычным, в смысле, нормальным людям сказать уже нечего. Потому как если о ТОНАЛЕ можно думать, или говорить, или, там, рассуждать, то в НАГВАЛЕ так не разбежишься. Да и люди таки существуют исключительно в ТОНАЛЕ.
         - О! А что ж есть в НАГВАЛЕ, дон Хуан?! - удивился Карлос. На этот раз он припас каску. В ней-то он сидел сейчас и улыбался.
         Дон Хуан почесал в затылке.
         - А хрен его разберет - такие глюки, такие глюки! Это ж только в ТОНАЛЕ все кажется целым. А как попадешь в НАГВАЛЬ - одна нога здесь, другая там. И знаешь, что самое смешное? Да не пугайся ты так. Скажи мне, кто ТЫ?
         - Я?! Я это я. Кастанеда.
         - Дудки!!! Ты - пучок!
         - Я?!!!
         - ТЫ!!! Все мы пучки. И только. Каждый из людей, зверей, растений и союзников. Безымянные, понимаешь, пучки ощущений. И понимать себя по другому - идиотизм. Я не слишком сильно сказал? Теперь, чувак, ты знаешь о ТОНАЛЕ и НАГВАЛЕ. Но  есть  и  третий
         без особых примет. Это та самая штуковина, что вне нашего пузыря.
         Ведь, когда мы бросаем ноги, наше ОСОЗНАНИЕ расширяется и - фьюить! - улетучивается. Абыдно, да?! И вот он, вот он, новый год! Ведь маги нашли способ обломить саму старушку с косой. Они, товариш, сгорают в ОГНЕ ИЗНУТРИ (не путай с беглыми братьями, те используют керосин). И тогда их кокон взрывается со страшной силой, а их ОСОЗНАНИЕ сливается с этими самыми волокнами, как их - ЛИНИЯМИ МИРА. Улавливаешь?
         - Так что же, дон Хуан, маги живут вечно?!
         - Ты меня не понял. Ну кто такой маг - Иванов, Петров, Сидоров? Хоть и не человек, но таки существо. У него есть пузырь восприятия, кольца силы - в общем, все причиндалы. А что есть там, снаружи? Только свет. Да и тот везде.
         Да ты не шугайся. Ты не можешь этого представить. Я не могу этого представить. Ну никто не может - ни люди, не маги. Потому как это АБСОЛЮТНАЯ СВОБОДА. Это вечность, понимаешь?
         В чистом виде.

3. Чтоб ты так жил!

         - Ну, а ваши высокопарные речи и верчение жука на шнурке? Что за странное это было чудачество? Я решил, что вы не в себе. И почему вам вдруг вздумалось опускать в глазницу жука вместо пули?
         - Что же, не скрою. Ваши намеки на то, что я не в себе, рассердили меня, и я решил отплатить вам маленькой мистификацией в моем вкусе. Сперва я вертел жука на шнурке, а потом решил, что спущу его с дерева.
         Э.А.По, "Золотой жук".

         ...Не, круто, круто. Мне бы так! Как птица летать можешь, язык звериный понимаешь. Так, что еще... а, да, видением овладеть со временем, волей там, да и в иные миры во сне шастать. Не, это да. А 
         все чего? А травы там какой покурить, да гриб выпить. В смысле, наоборот. Не, круто, круто! Но че обидно, грибы эти ихние у нас не растут. Да, и кактусы тоже. Проверяли, проверяли, климат не тот. Окромя белены с волчьей ягодой в анналах родной природы ничего и в помине нет. Че? Их глотать... Сам ты... Не, чуваки, не дело это. Методика не разработана, не апробирована. Полевых испытаний не проводилось... Не, я тебе верю, что в позапрошлом году один твой кореш мухомор на твоих глазах замял. Да, и где он теперь? Не знаешь? Что? В последний раз над Байкалом видели? Ах, гуси его клевали? Че ж он так неудачно, в ворону надо было, в ворону... А, это от дурмана в ворону, а от белены исключительно в крякву? Ну, а я о чем? Не дело это без наставника в пекло лезть. Без этого, как его, Бени Фактора.
         Нет, лажа это, мужики, полная лажа. Ну кто в здравом уме, добровольно, и вот так, чтоб обдуманно, с ума сходить не станет.  Что, дисциплина нужна железная? А я думал, другое нужно.
         Чего, историю стирать? В смысле, какую? Личную? Ну да, сотрешь ее тут... От привычек отказываться? Ну вы прямо как эти, кришнаиты какие-то. А че, мясо есть можно? Только если сам добыл, да еще и прощения попросил? Ну ты это дал, пойду расскажу.
         Слушай, эй ты, как там тебя, ну а насчет этого как у вас там? Чего-чего... Сексу, ха-ха! Как, совсем нельзя? Энергию беречь... А куды ж ее девать? Копить? И как долго? Не, а если клапана сорвет? Я так не могу...
         Че? "Путь воина"? А как же, читал, читал... Бусидо называется. Или тоже Буси, но только после. А? Да, тренер рекомендовал. Очень, говорит, способствует. Как чему, ну, это, становлению этого, как его... А, духа. Че такое дух? Ну, ты, мужик, спросил. Ну как, штука такая у каждого есть. В смысле, у некоторых есть, а у некоторых нет. Не, ты, мужик, запарил, почем я знаю? Сам козел! Брухо? Это че, голубых щас так называют? Пачаму без шапки!
         Все это, конечно, очень благородно, а вот как там у вас насчет баб? Женщина-нагваль? И что, вот это она со старой партией фьють, а ты как дурак в этом мире остаешься? И как долго? Ах, пока сам туда не окочуришься... А все это время че делать? Целостность обретать? Искусством сновидения овладевать? Ах, еще и сталкинга? и все? А жить когда? А деньги как зарабатывать? Что значит чужда идея? А жить на что? Охотиться? Ах, сталкинг в жизнь воплощать? Это че, аферистом, значит, становиться? То есть как это перестанет волновать? Какую такую человеческую форму потеряю, как, совсем? А кто ж я буду? Маг? И что, сильно заметно станет? Нет, для окружающих? Тоже только для магов... Так значит, как эту самую человеческую матрицу увижу, так можно и собираться? Нет, еще и личной силы копить? А в этот самый рай когда? Какая свобода? Абсолютная? Не, я лучше пешком постою!..
         Ну, это к слову.

4. Колдун, говоришь?

 

Чтобы глупые соседи не пришли бы подсмотреть,
Нужно окна занавесить, нужно двери запереть.
Ф. Сологуб.

Необходимое пояснение. Похоже на то, что слово " НАГВАЛЬ " заменяет в магии едва ли не все прочие слова. Ведь так называют и магического предводителя, и левостороннее осознание, и ДУХ - весьма непостижимую вещь. Мы, конечно, согласны, что НАГВАЛЬ - абсолютно все. Но именно поэтому Нагвалем мы будем называть вождя магической команды, нагвалем - левостороннее осознание, а ДУХ мы будем называть ДУХОМ.
- Чтобы стать магом, нужна сила, - внушал Карлосу дон Хуан. - А сила, она такая штука: существует сама по себе, даром что личной зовется. Чтобы ее поймать, сперва ее нужно приманить. Воин приманивает ее своим НЕДЕЛАНИЕМ. А нужна она ему, чтоб СНОВИДЕТЬ.
- Неужели ты хочешь сказать, дон Хуан, что у воинов всегда бессонница?
- Ты все-таки тихиум, Карлос. Одно дело спать sleeping ), а совсем другое - СНОВИДЕТЬ dreaming ).
- Ты, должно быть, шутишь, дон Хуан. Ну что такое сон?!
- А что такое сон?
- Ну...Сон - это...сон...То есть, когда спишь и видишь сны.
- А чем, по-твоему, мы сейчас заняты?
- Ну...Мы - не спим.
- А что же тогда сны, как ты думаешь?
- Ну, дон Хуан, это же ясно. Сны - это когда ты спишь, а твое подсознание работает. Вроде как символический язык. Допустим, тебе снится, что ты ешь спаржу, а видишь глаз в глазе. Это значит, что в детстве ты хотел свою кошку, а родители заставляли тебя ходить босиком. И вот подсознание...
- Погоди, погоди. Какое такое подсознание?! В каком месте подсознание у светящегося яйца?! Ты бы еще душу попомнил, дурила.
- Ну-у-у, дон Хуан, ты меня совсем загрузил. Я уже и не вьезжаю.
- Эх ты, чувак, а еще в лазарете учился.
- В университете...
- Не суть. А теперь слушай, чего я скажу.
Когда человек спит, он сам собой переходит в НАГВАЛЬ. И тогда он ВИДИТ. Но что он ВИДИТ? Только проекции вещей, иллюзию.
- Как это, дон Хуан?
- Представь себе кино. Лампа через пленку дает на стене изображение. Так вот, пленка - это ты. Лампа - это вещь. А то, что на стене - это сон.
- Ладно тебе, дон Хуан. Пузырем и яйцом ты меня называл. Но пленка?!
- Пленка ты и есть. Но продолжим! Так вот, сновидение начинается с того, что ты останавливаешь картину сна. Примерно так же, как каждый день, просыпаясь, ты останавливаешь картинку мира. Но поскольку твое осознание читай, крыша) съехало налево, ты используешь совсем другое КОЛЬЦО СИЛЫ. А это голимый нагваль. Так что тут у тебя есть сила делать все, что угодно. Правда, приходит она не сразу. Но когда приходит - тогда... Появляется Другой.
- А это еще что за дела?! Никак, раздвоение личности? Шизо-френия?
- Да получается так... Другой - это твое ТЕЛО СНОВИДЕНИЯ. Древние ВИДЯЩИЕ делали его похожим один к одному на самих себя, тоже наводили жути на людей. Ведь дело в том, что ТЕЛО СНОВИДЕНИЯ может все. Ну там, сквозь стены проходить, летать на жуткие расстояния...
- Вот ведь классная штука, должно быть!
- ...Я курил тебя. Ты в точности похож на древних ВИДЯЩИХ.
- А это плохо?
- Это ужасно. Ведь, странствуя в ТЕЛЕ СНОВИДЕНИЯ, ты можешь столкнуться с союзником. А это, мягко говоря, не фонтан.
- А это что за мать твою?!
- О-о-о! Эта штуковина обитала на Земле задолго до нас. Неорганическое существо, батенька!
- А почему ж мы их не видим?
- А и не можем. У них и у нас - разные волокна ОСОЗНАНИЯ. Кроме того, мы - коконы, а они вроде мешков. Но жуткие!!! Их особенно легко заметить ночью, в горах или вблизи источников. И тогда - прощай, штаны!
- Неужели они такие злобные?!
- Да нет. Но силу любят! Бывало, видят: маг доходной, так набросятся всем стадом и порюхают. А еще, бывало, заманят мага к себе в мир, да и говорят: останься, мол! Вечную жизнь обещают, прислуживать обещают, но ты даже и не думай!
- Ну прям как дьявол...
- Вот-вот. Они и есть этот самый дьявол. Можно, правда, заставить их себе служить, да нудные они. Еще бы, все знают!
Но самый кайф не в том, чувак. Ведь ВТОРОЕ КОЛЬЦО-то тебе должен дать союзник.
- О! А как его словить, дон Хуан?!
- Места знать надо. Come on, buddy!

ДОНОСИТСЯ ЗВУК ТЕЛЕВИЗОРА...

...Горы Сьерра.Слышны голоса - кто-то поднимается из долины.
Это дон Хуан и Карлос.
- Перекус! - провозглашает дон Хуан и садится на краю площадки. Рядом в бетонном желобе журчит ручей. Дон Хуан достает из "сидора" банку душонки "Завтра туриста" и консервный нож. Вокруг глыбы бетона и ржавое железо.
КАРЛОС вытирая ботинки): - Дон Хуан, дон Хуан, я вступил в комсомол! Что мы забыли в таком трефном месте? Здесь уже, должно быть, заминировано?
... ДОН ХУАН: - Да ты смотри, чувак, благостно-то как указывает на кучку навоза)! Тут полно союзников. Ну-ка, дай сюда ловец духов.
Карлос достает губную гармошку. Дон Хуан отбирает ее и начинает играть "Дойчен зольдатен, дойчен официрен".
- Мой учитель, - поясняет он, - был наполовину немцем. Его звали Ульян.
- Он что, прибыл сюда в опломбированном вагоне? - удивляется Карлос.
- Вечно ты задаешь неудобные вопросы.
Дон Хуан ест из банки. Вокруг слышны странные шорохи и потрескивания.
- Вот ты, дон Хуан, все говоришь: союзники да союзники... Да что это за зверь такой?
Дон Хуан откладывает банку и говорит Кастанеде на ухо:
- Среди нас есть товарищи, которые совсем не товарищи!
Это производит фужер. Карлос роняет блокнот и с криком "но пасаран!" ныряет в ближайшую яму. Слышен грохот.
- Представь себе, - говорит дон Хуан в гулкую глубину, - представь себе, что кое-кто из тех, кого ты видишь каждый день, с кем работаешь или даже пьешь пиво - только косят на людей!
Потрясенный такой перспективой, Карлос выбирается из ямы.
- А как отличить, дон Хуан?
- О-о. Можно только УВИДЕТЬ.
- Но зачем, зачем такой изврат?!
- Дык я ж почем знаю? Ну нравится им среди людей шляться, беса тешить. Вот и прикидываются они чем попало.
- Не, я не про то. Воину-то, воину они накой?
- Как накой? Они его учат. Как попадется им воин - пока не научат - не отпустят. Вот потому-то ты и должен поймать союзника. Вернее, он тебя поймает. Вернее... Нет, это после.
- А как мне поймать союзника?
- О-о. Тебе не нужно ничего, окромя личной силы. Союзники, они ведь ловятся на живца. Ты можешь есть, спать или думать о бабах, но вдруг хлопок по плечу - и ты встречаешься с союзником.
- О!!! И что делает в таких случаях воин?!
Дон Хуан подумал и торжественно сообщил:
- Воин делает в штаны.
Кастанеда понял, что его вновь поимели.
ДОН ХУАН: А не желаешь ли увидеть союзника прямо здесь, не отходя от кассы?
- О!!! Так ты не шутил? Они на самом деле есть?
Дон Хуан подвел Карлоса к краю канавы, где тек ручей.
КАРЛОС: - Ну так что? У тебя есть план?
ДОН ХУАН: - Есть ли у меня план? У меня всегда есть план.
С этими словами он извлек портсигар и вынул оттуда колоссальных размеров "козью ногу".
- Афганский? - Кастанеда нюхает самокрутку.
- Обижаешь. Грибы!
Дон Хуан раскуривает косяк и передает Карлосу.
- Сделай пару напасов и гляди на воду.
Карлос затягивается. Минут десять они сидят молча. По желтому небу пролетела собака.
КАРЛОС: - Гляди, дон Хуан - вода зеленая. А ты говорил - травка беспонтовая...
Далее все идет в замедленной сьемке. Из воды выскакивает союзник - не то зверь, не то рыба, в форме ОМОНа.
Карлос, выронив косяк, ломится куда-то вдаль. Союзник - за ним.
КАРЛОС: - О-о-о, еттитска сила!!! Жмурик! Жмурик! Дураки ,...дь!!!
Дон Хуан валяется на земле, дергая ногами от смеха. Карлос описывает круги по окрестным камням, не замечая, что союзник куда-то пропал. Наконец он падает.
- Все пропало, старик, все пропало!
- Ну что, УВИДЕЛ союзника?
- О-о-о, дон Хуан, это что теперь - навсегда?
- Да, теперь кранты, - соглашается дон Хуан.
- Но чиво ж делать? Чиво ж делать?
- Пошли назад.
Кастанеда встает и отряхивается.
Неожиданно дон Хуан щелкает хвостом.
- Эй! Где же ты? - Карлоса нигде нет. Лишь на дороге валяется шляпа. Дон Хуан приподнимает ее - оттуда смотрят.
- Теперь свалу нет, - наставительно говорит он шляпе. - Если не будешь учиться, союзники найдут тебя - и прощай, штаны!
Карлос выбирается из-под шляпы. Дон Хуан играет на гармошке "Ich habe eine Kamerade". Вдруг он с проклятиями начинает вытирать сапоги о траву.
Карлос: - Дон Хуан, благостно, да?!
Дон Хуан: - Да нет, это в Индии благостно, а тут - насрано!

Занавес.

5. На конце два кольца, но не голубые.

- Ну вот, сделали из Джейка скучного парня! - жаловался Карлос.
- Это он, он нас поимел. И как это тебе, дон Хуан, удается - все извратить себе на пользу?
- А-а-а, наконец ты это просек, - ответствовал дон Хуан, ухмыляясь. - Все это потому, что я практикую ВЫСЛЕЖИВАНИЕ.
- На кого же ты охотишься, дон Хуан? - разинув рот, спросил Кастанеда.
- Хе-хе-хе. На самого себя, конечно.
- Но зачем? - разволновался Кастанеда.
- А затем, что ДЕЛАНИЮ нужны все его элементы. Вот ты и выслеживаешь их всех , как зверков, а потом - пык! - приходишь и ловишь один. Тем самым из-под ДЕЛАНИЯ изымается стул, оно волнуется, теряет в весе, чихает и перестает быть ДЕЛАНИЕМ. Эй! Ты меня слышишь?!
Но Кастанеде было уже не до лебедев и не до ив. Мутно глядя перед собой, он бормотал под нос :
- Табуретки. Одни табуретки. Всюду. Все ближе, ближе...
- Ты ДЕЛАЕШЬ, - вздохнул дон Хуан. - Ты все время ДЕЛАЕШЬ.
И вправду - Кастанеда делал.
- Ек-макарек! - взревел дон Хуан.
- А? Где? Кто? Что?.. А пачаму...А, это ты, дон Хуан.
- Я говорю - твое описание разрушается,.. прости за каламбур. Вот ВЫСЛЕЖИВАНИЕ - и есть другой метод магов. Разрушая описание - ты сдвигаешь осознание. Если осознание сдвинуто слабо - ты говоришь: "Какая-то блажь в голову лезет". Но если осознание сдвинуто сильно - возникает то, что известно как глюки. Но маги не считают это глюками или чем-то воображаемым. Они называют это ВИДЕНИЕМ.
- Мне кажется,что ты меня опять надул, дон Хуан
- Тогда берегись - если я тебя надул, ты можешь и лопнуть.
- Ну вот, я так и знал. А я думал, ты мне друг.
- Ах, Карлос, Карлос. Послушай старого прохв... пророка: первое, что видишь, когда ВИДИШЬ, так это то, что все не имеет значения.
Карлос подпрыгнул на месте, сразу забыв свои обиды.
- Ух! Но, как я понял, дон Хуан, тебе нет никакого дела, научусь я ВИДЕТЬ или нет. Почему же ты меня учишь?
- А вот это и есть моя КОНТРОЛИРУЕМАЯ ГЛУПОСТЬ.
- Ух ты! А что это значит?
- А то и значит, что глупость моей жизни под контролем. Маги говорят, что все, что делают люди - это абсолютная глупость. Дикая, необузданная. И чтобы жить среди людей, магам приходится иметь с ней дело. Но всякая глупость , которую они делают, исходит от них, а не от дикой глупости окружающих.
- Сдается мне, ты что-то гонишь. Откуда тебе все это известно?
- От Бени Фактора, откуда еще?!
- Какого-какого Бени?
- Фактора! Ты разве не знал, что у каждого мага есть свой Беня Фактор? Вот моим, к примеру, был Ульян. А я - твой Беня Фактор.
- О! А я думал, ты - Хуан Матус.
- Пузырь ты двойной, четырехполовинчатый! Хуан Матус я был как человек, а как маг я - Беня Фактор!
- Вот ты все говоришь : маги не люди, маги не люди. А почему? Пузырь вроде тот же, просвет там и прочие причиндалы... А ты ведь сам сказал, что в этом суть.
- Вот тут ты меня поймал, - дон Хуан почесал в затылке. - Да, смотри-ка. О! А осознание! Ты забыл про осознание!
- А что осознание?
- А так ведь сьехало! А люди существуют только в человеческой полосе. А смещая ее, мы получаем полосу зверей, птиц, деревьев.
- Так что же, маги и впрямь в них превращаются, или просто чувствуют себя деревом, думают как дерево и видят как дерево?
- Так прямо и превращаются. Хоть в пулю, хоть в сапог. Хочешь почувствовать себя как сапог?
Приуныл Карлос. А дон Хуан и говорит :
- Да не кручинься ты так. И насчет кокона ты не прав тоже. Маги делают с ним , что захотят. Хочут - в полоску вытянут, хочут - в трубу. Ты вот лучше подумай, отчего полоса-то смещается? Что ее двигает?
- А? - сказал горем убитый Карлос.
- Сила! Сила - вот что ее двигает!
- Воля, что ли?
- Нет, не воля. Та разделяет волокна и одновременно обьединяет. Короче, держит мир. А есть другая сила - ДУХ!
А надо сказать, что, прикидываясь всяким шлангом, древние маги обнаружили силу неведомую, всемогущую, понять которую не могли. А вот новые ВИДЯЩИЕ ее разглядели. Есть, сказали они, такая сила -не вещь, не зверь, а проявляется. И все-то, что нинаесть, связано с ней звеном. Назвали ее НАМЕРЕНИЕМ. И с какой стороны не посмотри, всюду она по разному выглядит. Соответственно, и называют ее по разному. Когда на людей влияет - то ДУХ, когда магам показывается - НАГВАЛЬ, когда не показывается - АБСТРАКТНОЕ. Все существа - рабы силы, и только маги - ее друзья. С точки же зрения самого духа задача людей есть очищение звена, прикрепляющего их к намерению. Для этого им и даден Нагваль.
- И как же она сдвигает? - на всякий случай поинтересовался Кастанеда.
- О-о. Чтобы сдвинуть, маг НАМЕРЕВАЕТСЯ. И вот когда он приманит НАМЕРЕНИЕ, оно и сдвигает свечение. Точнее, оно зажигает другие волокна. Как - не понять...
- А как маги приманивают НАМЕРЕНИЕ?
- О-о. Они кричат дурным голосом. Засядут в темный сортир, поставят свечку на черный стол, смотрят на пламя и орут: "НАМЕРЕНИЕ! НАМЕРЕНИЕ!! НАМЕРЕНИЕ!!!" Но это не наш метод. Мы просто, тихо, мирно намереваемся ВОЗНАМЕРИТЬСЯ.
- Но это же лажа!
- Не скажи. Попробуй сам - УВИДИШЬ. А вообще-то маги НАМЕРЕВАЮТСЯ при помощи глаз. Для того-то они и нужны.
- А мне казалось, чтобы видеть...
- Нет, ВИДЯТ всем телом. Глаза же - ловцы НАМЕРЕНИЯ. Хороший охотник как раз этим и занят - сдвигает, бродяга, осознание своей жертвы. А потом фиксирует. Но все это ерунда по сравнению с шуточками старых магов. Те вообще найдут какого-нибудь чудака, а потом - раз! - и фиксируют осознание на чем попало. Товарищ смотрит вокруг... Мать твою!!!...А мир-то - другой. И вот пока тот хлопает ушами, подкрадывается древний маг и - ЧПОКС!!!
- А суть, суть-то где?
- Ну, я в этих вопросах не копенгаген. А хочешь спросить у самого настоящего древнего мага? Есть тут один...
- А ты уверен, что тебе не психиатр нужен? Есть такая штука - галоперидол.
- Хочешь сказать, что ты мне приглючился? А галоперидол - вещь такая: были глюки, хлоп - и нет их. Но: не было, не было, хлоп - и вот они - тут как тут!
- Ну-ну, пошутил я! Где тут древних магов показывают?
- А вон видишь церковь? Заходи прямо туда, он всегда там ошивается.
На мягких лапах Карлос подкрался к церкви и прошмыгнул внутрь. Вдруг: трах-бабах, крики, вопли, из двери вылетает Карлос.
- Что? - участливо спросил дон Хуан.
- Ба-ба-ба-ба-ба...
- Не понял. Переведи.
- Ба-ба-ба-ба-ба!...
- Что, баба?
- Ба-ба-ба-бища!!!
- А, это он так шутит. Надоест быть мужиком, раз - и превратится.
"Ни хрена себе изврат! - подумал потрясенный Карлос. - Но какова идея!"
Из церкви вышел древний маг - маленький хитрый старичок, из тех, что в глюках показывают.
- Эй, жилец! - окликнул его дон Хуан. - Иди сюда! Тут один чувак желает общество взорвать.
- ...! - сказал жилец. - А идут мои глаза на этого чувака!
- Да ладно тебе! Расскажи свою историю.
И вот что рассказал древний маг.

РАССКАЗ ДРЕВНЕГО МАГА
О СЛОЖНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ И ПРЕВРАТНОСТЯХ БЫТИЯ,
А ТАКЖЕ ЗАХВАТЫВАЮЩАЯ ИСТОРИЯ О.

...Эта, прямо скажем, дурацкая история случилась со мной где-то три тысячи лет назад. О, то были времена! Сорок веков чистого кайфа после победы Психоделической подходили к концу. То ли пейот повытоптали, то ли дурман повырвали, но что-то было уже не так. Старые маги, все, как один, уже куда-то свалили, а молодежь предавалась крутому оттягу. Да такому, что народ в страхе линял из городов.
В уличных боях магических кланов побеждала личная сила. В конце концов остались только две большие банды молодых наркоманов-брухо. Оахакой правили "Шаманы", а Толланом - "Сыны Солнца". Мелкие кланы шакалили в Соноре, на Юкатане и в северных горах, но они - побоку.
И вот однажды к нахуатлю, вождю "Шаманов", завалилась толпа брухос - в черной коже, с цепями и серьгами, анашой воняя вульгарнейше. И прямо с порога заявляют:
- Эй, нахуатль, что это мы все без сладкого да без сладкого? Скучно стало людей наклонять. Хочется чего-то большого, светлого... Ну там - небо на землю уронить, солнце вручную закатить...
- Я щас закачу! - ответил нахуатль, будучи с жуткого бодуна. - А кто вчера целую деревню в нижний мир отправил?! Вот я вам всем просвет понадколю!
- Смотри, вождь! Не мы небо уроним - так "Сынки" постараются.
- Смотрю, - сказал нахуатль и задумался. Воины обступили его.
- О! Есть! Ну все, чуваки, придумал.
Маги уставились на вождя.
- Время - это бинокль истории, который неумолимо движется к своему логическому концу, - изрек нахуатль. Маги офигели.
- Будем свет кончать, - пояснил вождь.
Брухи обрадовались. Ух, крутота!
А надо сказать, что кончить свет для мага - не такое уж сложное дело. Покурить век-другой, личной силы поднабраться - да и повернуть всех людей в разные стороны. И пошла мазута! Собрались диаблерос на месте силы, достали свои магические предметы и ну их наяривать. В бубен бьют, трубкой мира пыхают, банзай кричат - союзников вызывают. В общем, курят - только шум стоит. А нахуатль ходит и приговаривает:
- Не стремайтесь, пиплы! Мы их научим свободу любить! А кто свободы не хочет - клизьмой вольем.
Черные настали времена для индейских трудящихся! Ложится спать рабочий и колхозник, и не знает, где и кем проснется: вчера или завтра, деревом или койотом. День и ночь смешались в сумерки, и не осталось больше такого места - "где" и такого времени - "когда". Метод магов был прост - доверчивых заманить, остальных напугать. Тех, кто желал, брухос учили магии. Тем же, кто упорствовал, маги показывали союзников - тут уж хошь не хошь, а улетишь.
Но чуть-чуть перестарались доморощенные маги. Вконец обнаглевшие союзники пачками тащили народ в свой мир. Все обломилось в доме Смешанских, как говорится. Тут уж и брухос взвыли. А как же: безо всякого пейоту, среди бела дня, неожиданно случалась всякая фигня. Миры менялись на глазах.
Процесс пошел на славу! И вот, когда абзац приближался со страшной силой, собрались вожди окрестных племен, и ну думу думать, гаду гадать. И порешили: коль маги погань завернули, то пусть они и разворачивают. И обратились к конкурентам "Шаманов" - к "Сынам Солнца", сидевшим к тому времени в глубокой заднице. А надо сказать, что "Сынки" были не совсем обычной бандой, а с претензией. В отличие от "Шаманов", которым все бы только в другие миры лазить, "Сынам" были милы простые, человеческие ценности. Вот и пытались они закосить на религию - и были чем-то вроде "Синрике" - то ли секта, то ли секция. Делились они на "святых" и "жрецов". Нечего и говорить, что вожди попали по адресу!
И вот приходят ацтеки да майя до логова "сынов". А там уж буйство духов! Завидели толтеки вождей и машут им стаканом: "Гуляй, дура, завтра не будет!" И вот выходит к индейцам главный жрец - в смирительной рубашке, с четками в кармашке - была у них такая униформа.
- На что жалуэтэс? - говорит с жутким отомским акцентом). Вожди ему:
- Опять от вас, толтеков, поганка. Что же такое получается? Рабов нет. Надсматривать некому. Пушечное мясо перевелось. Развал в советском государстве! Податей никто не платит. Подойдешь к нему: гони бакшиш, а он вжих - и в левые миры. Воды нет. Тепла нет. И со светом странное творится - кончается все время.
- Та-а-ак, - говорит жрец, достает таблетку и разламывает.
- Нет-нет-нет, мы эту хохму знаем, - воспротивились вожди. - Мы вот тут гешефт задумали. Профитный!
- Гавары.
- Мы люди старые, больные, сами с магами не справимся. Вот и хотели у вас узнать - как ловчее "Шаманов" покоцать? А вам, коли спасете человечество, благодарность вынесем. В разумных пределах.
- Э-э-э, нэт, - отвечает жрец, глядя в окно - там уже солнце гасят. - Дагаварымса так: мы нахуахтла нагном, а ты нас за эта жрэцам сдилаещь. Найглавнищим!
- Э-э...У-у...Ну хрен с тобой - будешь ты "жрэцам". Давай колись. И рассказал жрэц, как магов ущучить. Людям, говорит, магов уделать проще, чем магам. Брухо ведь, когда колдует - ничего вокруг себя не видит, потому как одной ногой уже там. А вот мага он заметит легко. Поймав же мага, его требэ оглоушить, чтоб не улетел. Но просто так порюхать его нежелательно. А желательно, чтобы силу его поиметь, принять мага внутрь. В вяленом виде.
- Ну ладно с магами. А как народ, что повернут?
- Как гаварытса, сэм раз атмэр - адын прырэжь.
И тут понес жрец что-то уже совсем левое. Есть, говорит, сила такая, что всего источник. И питается, дескать, она осознанием человеческим, душой, по-вашему, что в сердце каждого. Силу ту жрецы Орлом кличут, а Солнце - символ его поскольку дает он свечение всем светящимся существам). И эта сила весьма недовольна магическими заморочками - ей жрать нечего. И вот повелевает им эта сила добыть ей корм. А для этого повыловить дикий народ да злых магов и принести ей в жертву. Сердце вместе с душой) вырезать и повесить на солнце. А тушку утилизировать - на удобрения.
Взволновались вожди. Ну, говорят, тут вам и флаг в руки. А главное-то! Ведь конец света на дворе - с ним-то что делать?
- А вот тут-та сабака парылса, - отвечает жрец. - Я ж вам гавару, шта-а-а мир - эта сагал... ссалга... Ссаглашение.
Нахуахтл, говорит, со товарищи это соглашение разрушили. И коли раньше мир держался усилиями толпы народу, то теперь каждый видит все по своему - кто-то видит розовых слонов, а кто-то - зеленых чертей. Вот мир и шатается и вот-вот навернется. Чтоб это дело исправить, нужно быть суровым магом - как нахуахтл. Но есть другой способ - повыловить всех несогласных, да и препарировать на предмет изучения параматмы.
- Ну а коли они своих союзников напустят?
А союзники, отвечает жрец, думают, будто вселенная имеет женское начало, а потому тащат в свой мир исключительно мужиков. И коли хочешь до союзника добраться, делай это в окружении четырех баб-воинов.
- А где же их взять?... - огорчились воины. - У нас только мужики...
- Вот их-та и мадэрнызыруйтэ - говорит жрец. - Бэрэтса острий ножик-можик - чык-чырык - well done!
- По рукам, вуждь, - сказали индейцы.
И понеслась! Конечно, это была самая настоящая тотальная психиатрия! Правда, в те суровые времена никто никого в желтый дом не сажал, уколов в задницу не колол - недосуг было. Но предмет был тот же - любыми средствами удержать законную, людскую картину мира. Ведь, что ни говори, именно хирурги души отвечают за сохранность общества в удобоваримом состоянии. С тех пор, как придумали душу, на каждую найдется пара искусствоведов в штатском. Неудивительно, что политика во все времена снюхивалась с религией и психиатрией - цель-то у них одна: огородить и пасти. Прыжки на месте - провокация! Стою - стреляю. Но такова селяви - на смену психоделическому государству приходит психиатрическое.
Что было дальше? Не просто, а очень просто. Отряды психиатров, состоящих из "мухерадо" - мужикобаб во главе со "святыми", подкрадывались к магам с подветренной стороны. Жрецы же, расположившись в толтекских пирамидах, свежевали духовнобольных и продвинутых. А союзники, спохватившись, что самый ценный кадр пропадает, повадились хватать "шаманов" и запихивать в свой мир, благо, те не особо сопротивлялись. Хотя кто его знает, что лучше - мне вот три тысячи лет, а я не в восторге.
Настал день, когда они пришли и за нахуатлем. Увидев их, проходящих сквозь стены, он вышел наружу. Дом окружала толпа жрецов.
- Минутку! - сказал он союзникам. Затем нахуатль повернулся к жрецам.
И тут, как гласит предание, "он омыл руки, прополоскал рот и предал их суровому брахманскому проклятию".
- Вы хотели этого мира, - сказал он. - Вы его получили. Отныне и во веки веков вы должны будете воевать, бороться, как проклятые, чтобы удержать ваш мир. Каждый день вы будете трудиться, как ишаки, чтоб ваше солнце не зашло. Поистине, вы это заслужили.
- Все сказал? - спросил союзник, что колыхался слева. - Тогда пошли.
И они растворились в воздухе. Много сотен лет провел нахуатль в плену союзников. Когда и как он освободился - это уже другая история.
А что жрецы? В полном соответствии с проклятием нахуатля, им пришлось воевать за свой мир. В конце концов это вошло в привычку, и народ стали резать уже по традиции. Бывало, по 20 000 особей в день приносилось в жертву Орлу. И так продолжалось двадцать пять веков. Но вот приехал из Европы тамошний главный психиатр - архиепископ де Ланда перенять опыт). Как ступил он на индейский берег, как осмотрелся... Все это хорошо, и даже прекрасно, - говорит.- Но отчего так круто? Народ вас не поймет. Все-таки перестройка, новое мЫшление. Вы бы погуманнее, что ли - жгите, допустим, на кострах или вешайте... И почему в таких обьемах?
- А ты этого хочешь? - сказали жрецы и достали древние магические книги.
Углубился в них де Ланда.
- Не-е-е, - говорит. - Нам такое не надо.
И уехал к себе в Европу - внедрять передовые технологии. А напоследок, на всякий случай, велел те книги сжечь. Да и жрецов заодно - чтобы не болтали. Во избежание.
Вот так и закончилась опупея с первым в мире психиатрическим государством. И теперь лишь на окраинах Мексики сохранилось древнее знание.

*****

...Ух ты, клевота-то какая! - воскликнул Кастанеда. - Мне только одно непонятно. А сам-то ты, чувак, где был в это время?
- Я был тем нахуатлем, - ответил жилец.
- Ну вот, послушали сказочку - пора и делом заняться, - и старый маг снова превратился в бабу. - Пойдем, пипл. Я тебя такому научу!
- А может, не надо? - слабо сопротивлялся Кастанеда. - Ведь изврат все-таки...
- Что у тебя на уме, Карлос? - удивилась бруха. - Двигай вперед. И они ушли. Чем они там занимались - неизвестно, только прилетел назад Карлос на КРЫЛЬЯХ НАМЕРЕНИЯ.

6. Зайду в четверг.

 

Это так любезно с вашей стороны – считать, что я здесь.
Но я со всем уважением должен признать, что меня здесь нет.
И я спрашиваю себя – кто же пишет эту песню?
С. Баррет.

 

 

Чем же закончилась вся эта ботва?
Пришли в полночь дон Хуан с Карлосом к диким местам в высоких горах. Поднялись на вершину, загрузил дон Хуан Карлоса по самое никуда, а потом взял, да и улетел. Но обещал вернуться. Карлос от такого огорчения как сиганет в случайно подвернувшуюся пропасть! Но не убился, а обосрался. Очухался у себя дома на кровати, выразился витиевато, а потом подумал себе: «Такое расскажешь кому – ни в жись не поверят. Да еще и на Канатчикову дачу свезут». Вот и ныкается с тех пор от населения, и на провокационные вопросы не отвечает.

...И напоследок - еще один индейский анекдот.
- Какая жарища!!! Меня скосило! - закричал старый вождь и упал.
- Что, что он говорит?! - спросил европеец у переводчика.
- Он говорит - здесь место силы!
- Ура! Мы уже пришли!
Так вот. Мы уже пришли.

АВТОРЫ: Цирк "Психодилли".
ОТДЕЛЬНОЕ СПАСИБО: Иоганну П.Прибабаху.
АВТОРЫ БЛАГОДАРЯТ:
Дж.Гиббсона - за полевые испытания.
Группу "Пинк Флойд" - за то,что есть такая.
А также ВСЕХ, ВСЕХ, ВСЕХ, кого есть за что благодарить.


Отсутствие всяческого дизайна (с) лежит на совести John Doe